18:45 

Остров. Бар. 13 марта. 23.50

Саша
Саша пинком раскрыл дверь в комнату, яростно вытирая голову полотенцем. Спать расхотелось, кажется, надолго. Бодрит, блять, почище кофеина. Парень отшвырнул полотенце и задумчиво оглядел комнату. Полдвенадцатого - время-то совсем детское. Была бы погода получше, можно было бы погулять сходить или поплавать, а так...
Через пятнадцать минут Саша вылез из окна, закрыв предварительно дверь изнутри, улыбнулся. Хотелось музыки, танцевать и расслабиться. А дискотеки здесь вроде хорошие...

Эйнар
Дверь поддается слишком легко: Эйнар толкает – с силой, и она с треском стукается о стену. Сразу пробраться к барной стойке, протиснуться между танцующих тел. Музыка бьет по вискам – безумный ритм вышибает мысли. Смешать какофонию с ромом – чистым, без льда и прочих пошлостей – то что нужно, чтобы забыться, расплавиться в этой мешанине звуков, запахов и мельканий лазера.
- Пошли с нами, чего ломаешься, как девка? – где-то за спиной.
Эйнар ухмыляется: кому-то сегодня тоже не дадут. Чуть прикусывает краешек рюмки – и делает глоток: хорошо, свободно.
- Да не съем я тебя.
Стеклянное донышко стукается о стойку – минорно, тоскливо. Эйнар проводит пальцем по рюмке: не грусти, сейчас снова наполню. А вот возня за спиной начинает раздражать. Линдстрём оборачивается: Саша. Вечер упертых рыжих мальчиков…

@темы: игра, Эйнар Линдстрём, Александр Тенев

Комментарии
2010-02-09 в 18:46 

Саша
И все-таки сегодня неудачный день. Ну какого хрена к нему сегодня все так липнут? Саша раздраженно посмотрел на блондинистого придурка, явно чего-то не понимающего.
- Отвали, ты меня не интересуешь. - настроение снова начало портиться.

Эйнар
А вот лезть мальчику в штаны было очень плохой идеей. Эйнар поднимается – легко, как раз та степень опьянения, когда море по колено и так хочется размять кулаки. Наискосок к какой-то кадке с чахлой пальмой, где устроился Саша, - не больше пяти шагов. Но за это время белобрысое существо в облезлой майке успевает затащить рыжего к себе на колени.
Зря.
- Сукапусти, - сквозь зубы. Эйнар зажимает запястье ублюдка – тот нервно дергается, смотрит осоловело: какого хрена?
- Саша, подожди меня у выхода, - кажется, получается убедительно. Но мальчишку не отпускают, держат крепко – перехватив за талию. Как Эйнар – буквально час назад: красноватые разводы царапин по животу, ребра – ходуном от сорванного дыхания. Свое, никому не позволено трогать. Рука сама тянется к горлу ублюдка. – Отпусти и дай ребенку выйти.

Саша
Ну ни хера себе! Саша изумленно смотрит на непонятно откуда взявшегося Линдстрёма. Он за ним что, следит?
Хотя сейчас это оказалось довольно кстати. Приставучий идиот, кажется, слов нормальных не понимал от слова совсем. Сейчас музыка только раздражала, а от мельтешащих перед глазами цветных пятен начало подташнивать. И все же...
- Я уже не ребенок! Ты за мной следишь что-ли? Что ты здесь делаешь?

Эйнар

- Видишь, «ребенку»… - ублюдок лыбится и поглаживает Сашу по животу, - нравится. Руки убери.
- Ребенок не понимает, что говорит, - Эйнар толкает мужчину – тот неловко заваливается назад - и подхватывает Сашу, выдыхает в ухо: - Я тут случайно. Потом объясню, топай отсюда. До выхода. Быстрее.

Саша
Нравится? Саша возмущенно дергается и практически сразу оказывается в объятиях Эйнара.
Знаем мы такое случайно, угу.
- Дома разберемся. И... спасибо. - быстро чмокнуть мужчину в щеку, сразу же выворачиваясь из объятий. - А "ребенка" я тебе еще припомню.

Эйнар
Саша исчезает в толпе дергающихся на танцполе тел. Эйнар чуть задерживает взгляд – и теряет равновесие: пропустил удар откуда-то слева: по ребрам – дыхание перехватывает, но инстинктов хватает, чтобы не растеряться, ответить. Костяшки пальцев саднит – зато противник сгибается пополам, вытирает кровь с лица. Смотрит дико, пьяно, зло.
А Эйнару хочется драки – здесь и сейчас. Он толкает ублюдка на стол – посуда разлетается, на полу – осколки и черепки. Мелькает мысль: не наступить, не поскользнуться.
А мужчина уже тянется, поднимает стеклянную «розочку», бросается вперед. Щеку обжигает – останется шрам, еще один. Зря, очень зря – воспоминания о пяти жарких, тяжелых, невыносимых годах в Азии накатывают, заставляют вспомнить, как это: животная драка, когда в пульсе бьется только жажда крови.
Глаза застилает отчаянной злостью – и от лежащего на полу ублюдка Линдстрёма удается оттащить только охране.
Выйдя из кабака, Эйнар останавливается на крыльце, оглядывается без особой надежды найти Сашу и вытряхивает из пачки последнюю сигарету. Хлопает себя по пустым карманам – всю наличность пришлось оставить охране – и устало ухмыляется: зажигалка осталась лежать на барной стойке. Рядом с недопитой рюмкой.

2010-02-09 в 22:13 

"Страх - это головокружение свободы"
Первым порывом было побыстрее свалить отсюда подальше, но... Любопытство, чтоб его. Интересно же, что дальше будет!
В том, что Эйнар с озабоченным придурком без особых проблем справится, Саша не сомневался. Но вот что потом будет... А потом пришли охранники. Рыжий нахмурился. Вот это уже было нехорошо - светится было совсем некстати. Саша аккуратно пробрался к выходу, чтобы иметь возможность наблюдать за ходом событий. А событий собственно никаких и не было - Эйнара с блондинчиком просто вывели из клуба и все. Ну, или в случае с блондином, скорее вынесли. Парень расслабился и понял, что сейчас уже самое время делать ноги. Единственная проблема заключалась в том, что для этого нужно было пройти мимо Линдстрёма. Саша окинул его оценивающим взглядом и, решив, что мужчине сейчас не до него, постарался миновать его как можно быстрее.

2010-02-13 в 23:26 

Эйнар
- Ну-ка стой, - Эйнар ловит мальчишку за острый локоть, держит крепко – не вырваться. – Ты…
В голове сейчас вертятся сотни слов, которые нужно сказать, десяток незаданных вопросов, еще больше упреков и претензий – зачем сбежал в этот притон, позволял себя лапать... А выходит только:
- Ты куда собрался?

Саша

Блин. Что значит не везет и как с этим бороться. Саша недовольно дернул рукой, развернулся.
- А тебе какая разница? Я перед тобой отчитываться не обязан.

Эйнар
Выдохнуть, успокоиться, чуть сильнее сжать пальцы.
- Я только что избавил твою задницу от крупных проблем. Лишился трехсот баксов. Посмотри на мое лицо, - тянет Сашу ближе. - Это цена твоего спасения. Все еще считаешь, что ничем мне не обязан?

Саша
Удивленно поднять брови.
- Ну, я тебе благодарен конечно, но... Это же была твоя личная инициатива, какие ко мне претензии?

Эйнар
Эйнар проводит пальцем по Сашиному лицу: скула, подбородок, губы. Губы. Яркие, будто его уже успел вылизать этот ублюдок.
- Хорошо. Не претензии, - близко-близко, лицом к лицу. - Как насчет благодарности?
Молчит, ждет – кажется, что долго. На самом деле – не больше пары секунд.
- Пошли, - дергает Сашу.

Саша
Как слепой. Рыжий фыркает, упирается, мотает головой.
- Никаких благодарностей. Хватит с меня. Считай, что это было твое извинение. - Саша сделал небольшую паузу и мстительно добавил. - Частичное.

Эйнар
- К черту, - плечо ломит, но Саша легкий. До бунгало недалеко – сможет донести. Обхватывает за талию – крепко, поднимает, майка задирается, открывая поясницу в еле заметных отметинах: Эйнара или блондина из бара – уже не важно. – Вот сейчас будут извинения. Полные.

Саша
- Поставь на место! - Саша раздраженно бьет Эйнара по плечу, одновременно весьма чувствительно двинув коленом. Руки на талии разжимаются, и парень тут же отпрыгивает в сторону, одергивая майку. - Достало уже! Я же просил не трогать! - хмурый взгляд в сторону мужчины. - Не надо. На сегодня с меня достаточно.

Эйнар
Сначала – боль, и почти сразу – ярость. Эйнар щурится, дышит тяжело, хрипло, смотрит исподлобья. До мальчишки – ровно четыре шага. Если двигаться плавно, не делать резких движений…
- Иди, - шаг.
- Не бойся, - второй. Это похоже на охоту на дикое животное.
Третий шаг. Без слов. Резко.


Саша
Ну да. Как же. Нашел идиота. Хотя... судя по сегодняшнему поведения, Саша все же идиот. Рыжий поморщился, делая шаг назад. Потом еще один.
- А кто сказал, что я боюсь? Это здоровая осторожность. И вообще... мне уже спать пора. Я же ребенок, забыл? Так что спокойной ночи. - Саша помахал Эйнару ручкой и, послав ему воздушный поцелуй, чуть ли не бегом направился куда-нибудь подальше. Удивительно, но спать действительно хотелось. Да и голова разболелась... Вот только в свое бунгало точно возвращаться нельзя - еще одной встречи с Линдстрёмом за сегодняшнюю ночь Саша не перенесет.

Эйнар

- Вот… тварюшка, - Эйнар морщится, касаясь пальцем уголка разбитых губ, и добавляет тише: - Мелкая.
Гнаться за ним бесполезно: плечо ноет, лицо разбито. Ничего, наверняка спрячется у себя в комнате. Не рискнет же после случившегося рвануть в очередной клуб. Не рискнет ведь? Эйнар ускоряет шаг.
В бунгало темно – и тихо. Под ногами скрипят половицы.
- Саша, - стучит в дверь. Тишина.
- Открой, ты здесь?
Тишина.
- Будем ломать дверь? Вот блять…
Возвращается с тонким ножиком для бумаг. Замок поддается легко – дешевая китайская поделка. Никого: только разобранная постель, уголок одеяла отогнут, подушка чуть примята.
- Саша, твою мать…
Пять, десять кругов по бунгало – пусто. Выбежать на пляж, спугнуть целующуюся у берега парочку. Его нет.
Глоток рома успокаивает нервы. Алкоголь – отличная штука: лечит не только душу, но и тело. Эйнар прикладывает смоченную ромом салфетку к скуле – жжется, горит. Линдстрём откидывается на Сашину подушку, закрывает глаза, тяжело выдыхает.
- Что за чертова неделя.

2010-02-13 в 23:27 

ly_rika
Саша

Уже рядом с бунгало Саша остановился, задумчиво пиная мелкие камешки. Собственно выбора особенного не было - либо до утра гулять где-то и прийти домой только тогда, когда Эйнара уже там точно не будет, либо... Костя же с Ником все равно до утра не вернутся так? И уж где-где, а вот у них его Линдстрём искать точно не будет. По крайней мере, Саша очень на это надеялся. Карты-ключа у парня само собой не было, но одно из окон было так красноречиво раскрыто... Дальше дело техники - благо что особой плечистостью рыжий никогда не страдал. Мягко прикрыв за собой раму, Саша усмехнулся - такими темпами он совсем разучится пользоваться дверьми. Парень с наслаждением растянулся на кровати и прикрыл глаза. Промелькнула ленивая мысль, что надо успеть проснуться до возвращения хозяев.

Эйнар
Солнце начало подниматься, комнату заволокло теплым розовым светом. Россыпь бледных солнечных зайчиков на одеяле. Эйнар хлопает ладонью по постели, приоткрывает глаза: никого. Приминает подушку, обхватывает, зарывается в нее носом: запах. К черту злость, обиду и счеты – Эйнар поднимается. Глоток рома – чтобы прийти в себя.
Где мальчишка может быть? Все открытые комнаты Эйнар уже осмотрел. Остается… Линдстрём прикусывает губу и шипит: поджившая было ранка вновь начинает кровоточить.
Посмотрим, насколько крепкие замки в Костиной спальне. Перочинный ножик и здесь оказывается полезным – дверь поддается и Эйнар довольно улыбается. Облегченно.
Саша. Свернулся в ворохе порывал на Костиной кровати. Лисенок с острыми зубками.
Эйнар подкрадывается, задерживая дыхание, садится на край постели. Тянется рукой – самыми кончиками пальцев – по волосам. Осторожно поначалу, потом смелеет. Кожа теплая, в рассветном свете – розоватая. Приятно. Гладит шею, запястья, скулы – легко, едва касаясь.

Саша

Мммм, приятно. Саша, не открывая глаз, придвигается чуть ближе, подставляясь под ласки. Странное состояние - полусна, полубодрствования. Но полностью просыпаться совсем не хочется - хрупкое спокойствие наверняка разрушится. И рыжий плотнее закрывает глаза, пряча улыбку в складках одеяла. Эйнару совсем не обязательно знать, что он очень давно просыпается от малейшего шороха.

Эйнар

Податливый. Эйнар убирает прядь волос с лица и целует в гулок губ. Ресницы начинают дрожать – и Линдстрём замирает, прислушивается к дыханию Саши: ровное, глубокое – спит.
Простынка мешает рассмотреть его целиком – Эйнар аккуратно тянет за ткань, та сползает с плеч, с талии, с бедер. Если чуть приподнять майку – на пояснице будут видны следы его пальцев. Прикусив губу, Эйнар обнажает спину – пять пятнышек. Скоро сойдут – и не останется. Осторожно дует на кожу – мурашки.

Саша
Саша незаметно вздыхает. Только не надо сейчас все портить! Линдстрём абсолютно неисправим!
Саша переворачивается на живот, притягивая подушку поближе. Ровное, глубокое дыхание - просто во сне повернулся, ничего странного.

Эйнар

Эйнар отдергивает пальцы – если проснется, выпустит когти и начнет царапаться. Снова прислушивается и переводит взгляд на поясницу: майка задралась еще сильнее. Выступающие позвонки и ямочки над ягодицами. Языком – по коже: вкусный.

Саша
Все туда же. Но приятно ведь! Саша чуть выгибается, в груди зарождается довольное урчание. Интересно, погладить догадается?

Эйнар
Эйнар улыбается, выдыхает в кожу и снова целует. Даже если мальчишка проснулся, ему хорошо. Можно - чуть смелее. Обеими ладонями – под майку, чувствуя, как выгибается Саша.
Эйнар перекидывает одно колено через его бедра, устраивается сверху, почти садится. Возбуждение. Тесно. Сладко. Гладит спину, задерживает пальцы на пояснице и – помедлив – тянет за пояс джинсов.

Саша

Проснуться уже что ли? Или все же... Саша прогибает спину сильнее, приподнимается на локтях.
- Не думаю, что Костя будет счастлив, когда узнает, что мы на его кровати трахались, - голос спросонья получился непривычно хриплым.

Эйнар

Эйнар вздрагивает. Сильнее надавливает на Сашины плечи, ложится сверху. Шепчет в ухо:
- Но мы же ему не расскажем? – трется бедрами о задницу. Прикусывает мочку уха.

Саша
- А если сам догадается, м? Он же не совсем идиот, - мурчит, ерзает под Эйнаром, - осторожней, ты меня раздавишь так! - тихо смеется. Утро определенно хорошее. Даже несмотря на жуткую рань.

Эйнар
- Только если войдет и сам увидит, как я тебя трахаю, - трется сильнее, сжимает Сашины запястья – тонкие. Возбуждение – горячей волной от паха. Зарывается носом в волосы, прикусывает, тянет зубами.

2010-02-13 в 23:29 

ly_rika
Саша
- Мне только этого для полного счастья и не хватало, - фыркает, - ммм, ну не здесь же! Энаааар, - недовольно.

Эйнар
- Мне тоже, - приподнимается, обводит комнату взглядом. Кровать огромная - не то, что в остальных комнатах. Было бы неплохо плюнуть на всех шефов в мире, расстегнуть Сашины джинсы, нет – раздеть совсем, долго-долго вылизывать, гладить… Но уйти нужно. Заворачивает Сашу в простынку, целует в нос, потом – осторожнее – в губы и поднимает на руки.
- Примерные мальчики должны спать в своих кроватках.

Саша

- Ты чего? - изумленно смотрит на Эйнара, пытается выпутаться из получившегося кокона. - Я сам дойти в состоянии, поставь на место! Хотя... - ехидно прищуривается, обнимает мужчину за шею. -
- Можешь сегодня и на ручках поносить, ладно. Поехали, лошадка! - смеется, утыкается носом в шею.

Эйнар
- Вот су… лисёнок, - прячет улыбку в Сашиных волосах. Перехватывает мальчишку поудобнее. Плечо все еще ноет, но до спальни недалеко. Пинает ногой дверь – и, зайдя, прижимает спеленатого мальчишку к стене.
- Голодный?

Саша
- А ты меня кормить собрался? - изумленно-насмешливо.
- Мне казалось тебе сейчас немного не до того, - облизывает губы, - ну допустим. Что из этого?

Эйнар
Эйнар скалится и нажимает на Сашины плечи, толкает вниз.
- Аха, завтрак с высоким содержанием белка.

Саша
- Не боишься, что откусить что-нибудь нужное могу? - скалится в ответ, послушно опускается на колени, запрокидывает голову, смотрит в глаза.

Эйнар
Эйнар запускает руку в рыжие пряди, пропускает сквозь пальцы – и резко сжимает, тянет.
- Попробуй только, - сквозь зубы.

Саша

- Расслабься, я пошутил. Кто ж знал, что у тебя с чувством юмора проблемы? - фыркает, тут же недовольно морщится. - Аккуратней! Ты мне так все волосы выдерешь!
Протягивает руку, с нажимом проводит пальцами по ширинке Линдстрёма.

Эйнар
Предвкушение удовольствия. Подается бедрами вперед, ближе, прикрывает глаза. Медлит, но все же отпускает Сашины волосы, упирается ладонями в стену.
- Ну же.

Саша
Начните утро хорошо - начните утро с секса, м? Саша усмехается своим мыслям, медленно расстегивает брюки. Все ощущения почему-то сосредотачиваются в подушечках пальцев - шершавая ткань, бархатистая горячая кожа... Рыжий встряхивает головой, прогоняя странное оцепенение - в конце концов, как будто невесть что происходит! Лизнуть головку, словно пробуя на вкус, обхватить губами.

Эйнар
Эйнар закусывает губу и царапает ногтями стену: хорошо, давно забытое ощущение, когда не собственная рука, когда – горячий рот, влажно. И так неуверенно, словно Саша это в первый раз делает. Не может сдержаться, двигает бедрами навстречу.

Саша

Усмехается. Создается впечатление, что у Линдстрёма секса уже сто лет не было. Хочет быстрее? Да без проблем!
Саша ускоряет движения, помогает себе рукой, чуть не смеется, слыша сверху сдавленный стон.

Эйнар
Еще пара движений – и Эйнар кончает, ловя ртом воздух. Сползает по стене вниз – пальцы скользят по обоям. Через пару счетов – раз, два, три - успокаивает дыхание и поднимает взгляд. Пробует на вкус Сашины губы. Нежный поцелуй – что-то вроде благодарности. Сейчас нужно что-то сказать. Спасибо?.. Нет, смешно.
- Многим уже отсасывал? – вырывается вдруг, непонятно почему.

Саша

Саша облизывается, довольно улыбается. Неужели он даже нежным быть может? Удивительно просто. Но вот рот Эйнару сейчас явно открывать не следовало.
- Блять, да тебе-то какое дело? - раздраженно смотрит.

Эйнар

А ответа сразу не находится. Не объяснять же, что это вдруг стало важным, что делить рыжее безумие ни с кем не хочется, что представлять, как эти губы так же обсасывали кого-то другого…
- Интересно. Просто интересно, - и снова целует. В щеку, на которой осталась белесая мутная капля.

Саша

- Интересно ему, надо же, - ворчит, но уже без такой злобы, - тебя это все равно не касается, тебе не кажется? - демонстративно скрещивает руки на груди.

Эйнар

- А теперь? – сжимает пальцами Сашин пах, гладит – через ткань джинсов. – Расскажи.
Губами – по шее. Дразнит кожу кончиком языка.

Саша
- Ммм - довольно жмурится, придвигается ближе. Наклоняется к уху, шепчет, почти касаясь губами мочки.
- Ты даже не мой парень, чтобы я перед тобой отчитывался. Так что, хватит меня нервировать.

Эйнар

Эйнар улыбается, поводит плечом: щекотно и тепло – в груди. И азарт – торопливо расстегивает Сашины джинсы, запускает пальцы – а белья под ними нет. Сжимает член, поглаживает.
- Легко исправить. Будешь моим парнем? – прижимается носом к носу, дышит открытым ртом - в губы.

Саша
- И жить с кучей запретов и ограничений? Ты же мне шагу нормально ступить не дашь! Думаешь, я совсем с ума сошел? - резко осекается, ловя ртом воздух. - Чеееерт... Я точно буду об этом потом жалеть, но... Да, мать твою, да!

Эйнар

- Не дам ступить, верно… - не может скрыть улыбки, скалится. – Но взамен кое-что другое… Хорошо… будет.
На каждое слово – по глотку воздуха, на каждый слог – по движению пальцами.

Саша
- Блин, на что я согласился, - голос срывается, и Саша просто целует мужчину, растворяясь в ощущениях.

Эйнар

В голове пусто. Словно нет и не было этих чертовых проблем, словно никогда не сваливался на его голову новый шеф, словно он до сих пор в Штатах.
- Моё, - выдыхает хрипло в искусанные губы.

Саша

-Собственник, - фыркает, - советую запомнить, будешь пытаться слишком сильно ограничивать - уйду. Или отравлю.

Эйнар
Снова выпускает коготки, что ж, это… Эйнар чуть отстраняется, облизывает палец – и проводит им по Сашиной губе.
- Мне нравится такой подход.

   

Mafia

главная